+7 (495) 374-77-80

г. Москва, ул. Ленинская слобода
д. 26, к. С, оф. 237, (БЦ "Омега-2")

DW. Сергей Крылов рассказал, когда суд в РФ может конфисковать единственное жилье должника?

Когда суд в РФ может конфисковать единственное жилье должника?

История об изъятии квартиры, оказавшейся единственным жильем должника, признанного банкротом, наделала много шума. DW узнала у юристов, не противоречит ли такая практика закону.

Новость о том, что Верховный суд РФ допустил изъятие единственного жилья у должника, признанного банкротом, в пятницу, 23 ноября, взбудоражила интернет. ВС отменил постановления судов предыдущей инстанции, которые решили, что квартира Анатолия Фрущака, подавшего заявление о банкротстве, не может быть продана для погашения его долга в 13 млн рублей, поскольку она является его единственной крышей над головой.

Российская Конституция запрещает произвольно лишать гражданина жилища. Теоретически это значит, что у должника невозможно изъять жилье для принудительной реализации на конкурсной основе, если это жилье у него единственное. Исключение составляет лишь недвижимость, взятая в ипотеку: в этом случае она выступает в качестве залога по долгу и не имеет подобного иммунитета.

Однако опрошенные DW юристы единогласно утверждают, что в реальной практике случаи реализации по конкурсу единственного жилья должника не редкость.

Когда можно продать «излишки» квадратных метров

Главный нюанс истории Анатолия Фрущака состоит в том, что его единственным жильем оказалась пятикомнатная квартира в Одинцовском районе Подмосковья, имеющая площадь почти в 200 квадратных метров. Согласно сайту ЦИАН — базе недвижимости о продаже и аренде недвижимости в Москве, — цена квартир аналогичной площади в этом районе составляет от 40 до 50 миллионов рублей.

Принудительное изъятие единственного жилья должника допустимо, если после его продажи и выплаты долга у человека остаются средства на приобретение квартиры или дома без ухудшения его положения с точки зрения Жилищного кодекса, объяснил в интервью DW генеральный директор Лиги защиты должников Сергей Крылов. По словам юриста, это «абсолютно нормальная практика». «К примеру, у человека есть жилье стоимостью в 100 млн рублей, а сумма долга составляет 20 млн рублей. В этом случае на 80 млн рублей можно приобрести жилье, которое не будет конфликтовать с требованиями Жилищного и Семейного кодекса и конституционными нормами», — добавил он.

Изъять единственную квартиру для принудительной продажи можно и в том случае, если ее метраж существенно больше минимальной нормы на человека, определенной Жилищным кодексом, рассказал Крылов. В 2018 году она составляет 33 квадратных метра для проживающего в квартире одинокого человека, 42 квадратных метра на человека для семьи из двух человек и 18 квадратных метров на каждого, если в квартире проживают три человека и более. «Если у человека по метражу есть большие излишки, то продажа единственного жилья с торгов действительно возможна, — подчеркнул собеседник DW. — В этом случае допускается, что человек может на оставшиеся деньги приобрести себе квартиру, и это не будет противоречить действующему законодательству».

Решение Верховного суда — не окончательное

«Речь, безусловно, не идет о том, чтобы выгнать человека на улицу, а его жилье полностью изъять для погашения долгов»,- согласен председатель общества защиты прав потребителей «Горячая линия» Дмитрий Лесняк. Изъятие единственного жилья происходит только в том, случае, когда для человека оно очевидно слишком велико и слишком дорогостояще. При этом у собственника этого жилья существует непогашенный долг, который он не собирается отдавать, констатировал эксперт в интервью DW.

Лесняк подчеркнул, что в судах общей юрисдикции такие случаи бывали. К примеру, если единственным жильем должника является деревенский дом, «который можно безболезненно разделить и сделать из него два независимых помещения с двумя разными входами», пояснил он.

Эксперт также напомнил, что Конституционный суд РФ еще в 2012 году предлагал поправки в законодательство, позволяющие реализовывать по конкурсу единственное жилье должника. Главный аргумент Конституционного суда тогда состоял в том, что человек может уклоняться от уплаты долга, пользуясь формальным признаком единственного жилья, даже если его площадь гораздо больше нормы. Однако эти поправки так и не были приняты.

Что касается дела об изъятии пятикомнатной квартиры Анатолия Фрущака, юрист не исключает, что она так и не будет конфискована. Дело в том, что Верховный суд всего лишь отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. «В последнее время практика показывает, что позиция Верховного суда совершенно не означает, что на втором круге дело решится по-другому, — констатировал собеседник DW. — ВС не предрешает решение следующего суда, и вполне может быть, что пятикомнатная квартира останется в собственности должника».

DW. Когда суд в РФ может конфисковать единственное жилье должников

2011 — 2018 © Все права защищены
ООО «Крылов и партнеры»